Регионы России ESG

Александр Амирагян: «В России перспективы водородного транспорта будут определяться скоростью развития климатической политики»

Интервью

Руководитель направления «Экономика отраслей ТЭК» Центра стратегических разработок Александр Амирагян специально для «Регионов России» прокомментировал будущее водородного транспорта в России. Почему водород лучше бензина и дизеля? Какие перспективы использования водорода как топлива есть в сфере транспорта? Какие преимущества у автомобиля, работающего на водороде, перед электрокарами? Об этом читайте в колонке эксперта ЦСР.


Главное преимущество водородного транспорта – экологичность. При его эксплуатации выбрасывается только водяной пар, который безопасен с точки зрения воздействия на окружающую среду и климатически нейтрален.


По данным МЭА за 2020 г., автомобиль на водороде за 10 лет эксплуатации (полный жизненный цикл) выбрасывает на 20% меньше парниковых газов, чем традиционный автомобиль с двигателем внутреннего сгорания.


У водородного транспорта также есть преимущество перед чистым электрическим транспортом, который использует электроэнергию из сети. Оно заключается в том, что водород можно хранить, в то время как успешные технологические решения по хранению электроэнергии пока не найдены. То есть можно производить водород в периоды излишков электроэнергии (например, в ночной период), а затем использовать его по мере необходимости.


В России перспективы использования водорода на транспорте будут преимущественно определяться скоростью развития климатической политики и соответствующих мер поддержки. На сегодняшний день из альтернативных видов топлива приоритет дан газомоторному топливу, а также с 2021 г. прорабатываются варианты поддержки электрического автотранспорта, а в части водорода разработано только верхнеуровневое видение.


Национальная водородная стратегия ориентирована на производство с акцентом на экспорт, а уже потом на внутреннее потребление. В случае отсутствия возможностей по масштабному экспорту водорода может сложиться ситуация, когда будет нерентабельно производить водород с ориентацией только на ограниченный внутренний спрос.

При этом у водорода на российском рынке есть перспективы на железнодорожном и водном транспорте. В этих направлениях он будет конкурировать с газомоторным топливом. Тут у водорода преимущество заключается в меньших удельных выбросах и углеродном следе (если мы говорим про «зеленый» водород), а у газомоторного топлива – в цене и уровне проработанности технологий.


В сегменте городского транспорта и грузоперевозок преимуществом водорода является экологичность и эксплуатационные характеристики – возможность заправляться раз в сутки или реже, что удобнее по сравнению с электрическими аналогами.


Сейчас в России сложно говорить о себестоимости получения водорода, однако можно с уверенностью утверждать, что пока что он значительно дороже бензина и газомоторного топлива.


Ожидается, что снижению стоимости будет способствовать развитие масштабных производств и технологий его получения. При этом потребитель будет делать выбор в пользу конкретного типа транспортного средства, исходя из его полной стоимости эксплуатации.


Водородомобили, как и чистые электромобили, в России пока не могут составлять конкуренцию традиционным автомобилям, и сейчас не видно факторов, которые могут кардинально изменить эту ситуацию. Однако в других сегментах, например железнодорожном транспорте, уже есть оценки, что водородные локомотивы в российских условиях могут конкурировать по экономике с традиционными.


Что касается ситуации в мире, то развитие водородного и электрического транспорта происходит в странах, где реализуется активная политика низкоуглеродного развития, а транспорт является ее составной частью. Яркими примерами выступают страны Евросоюза, Япония, Китай, США, где поддержку получают все перспективные направления.


Россия же может похвастаться довольно высоким уровнем электрификации железнодорожного транспорта, а в части низкоуглеродного автотранспорта мы пока что отстаем от передовых стран.


Александр Амирагян, руководитель направления «Экономика отраслей ТЭК» Центра стратегических разработок