Регионы России ESG

«Перестраиваться придется всем». Владимир Гамза о влиянии санкций на экономику России и необходимости индустриализации

ESG

Председатель Совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике, член Генсовета «ПАРТИИ ДЕЛА», а с недавнего времени руководитель ESG-проекта ТПП РФ по промышленной реновации «Браунфилд» Владимир Гамза в интервью «Регионам России» рассказал о влиянии новых санкций на российскую экономику. И объяснил, в каком контексте тема ESG в России сохранится. 


– Как вы оцениваете введенные в последние дни против России санкции? Способна ли российская экономика справиться с ними?


– Как бы мы не старались использовать происходящее в своих интересах с точки зрения развития импортозамещения, но санкции всегда вредны. Хотя бы по одной просто причине, что они нарушают уже устоявшиеся кооперационные цепочки. Связи рвутся, и бизнес останавливается, потому что приходится искать новые варианты.

Ко всему прочему, сейчас санкции не только персональные, они бьют по всему спектру экономики, включая практически весь финансовый рынок, в том числе, Центральный банк. Все очень серьезно, и перестраиваться придется практически всем. Конечно, эти санкции совершенно точно нанесут серьезный ущерб экономике. Раньше нам приходилось сталкиваться только с экономическими запретами, выдвинутыми против конкретных лиц или компаний. Наши правительство и ЦБ убеждают, что они были к этому готовы. Надеемся, они достаточно оперативно примут необходимые меры. Хотя я полагал, что пакет ответных санкций давно подготовлен и просто ожидает своего часа. Как выяснилось, нет.


– А ТПП РФ готовит сейчас какие-то предложения по ответным санкциям России?


– Да, конечно. Уже во вторник, 1 марта, при Совете ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике мы создали рабочую группу по подготовке ответных мер. И в течение двух дней подготовили соответствующие предложения. Они содержат шаги, которые по нашему мнению целесообразно было бы сделать, дабы минимизировать негативный эффект от санкций и быстро наладить работу.


– Можете рассказать, о каких предложениях идет речь? Что главное в сложившейся ситуации?


– Первое – необходимо выстроить всю систему расчетов. Потому что иначе наши предприятия просто не смогут работать. Мы сформулировали целый ряд предложений, как правильно эту систему выстроить, но публично я их озвучивать не могу. Думаю, неправильно будет сейчас объявлять, какие схемы мы предлагаем. Могу только успокоить, что они есть. И надеюсь, ЦБ с нами согласится.


Второй главный вопрос связан с тем, что надо воспользоваться этими санкциями себе во благо и наконец-то обратить внимание на вопрос реиндустриализации (проведение экономической политики, представляющей собой набор мероприятий по восстановлению роли и места промышленности – прим. ред.). Мы настолько увлеклись сырьевым экспортом и продажей за границу энергосырьевых товаров, что забыли простую истину: экономика любой страны сильна тогда, когда обладает высоким уровнем индустриализации (наращивание промышленного потенциала – прим. ред.). Сейчас настал тот момент, когда надо просто вернуться к этой теме и в кратчайшие сроки вновь сделать отечественную промышленность основой российской экономики.



Самое интересное, у нас же есть собственный опыт индустриализации страны высокими темпами. Не так давно я был на Магнитогорском металлургическом комбинате (ММК) и был поражен тем, что этот комбинат построили с 1929 по 1932 гг. Крупнейшее в мире производство стали смогли создать за три года. Представьте, с 1930 до 1970 гг. в СССР ежедневно (если брать рабочие дни) вводились в строй три промышленных предприятия (!). За эти 40 лет было построено около 30 тыс. заводов, причем это были не мелкие производства.


Мы умеем это делать, мы умеем проводить индустриализацию. Слава Богу, еще сохранились институты и университеты, способные обеспечить нас кадрами. Нужно только все заново выстроить, начать развивать отечественную промышленность. Иначе мы всегда будем попадать под различные санкции. И страдать из-за этого.


Конечно, увлечённость экспортом энергосырьевых ресурсов фактически привела к повсеместной зависимости от иностранных технологий. Это печально. Но сейчас есть шанс все исправить. Что еще остается делать? Да, будет тяжело. Но надо не просто сидеть и ждать, когда кризис исчезнет. А взять и провести масштабную индустриализации сейчас. В интересах обеспечения экономической безопасности страны.



– А на какие отрасли будет сделана ставка? Кому придется сложнее всего справиться с последствиями?


– Это любые отрасли, от которых не зависит экономика Европы, США и их сателлитов. Нам пора осознать, что по всем секторам, от которых они не зависят от России, они будут налагать все больше санкций. Это совершенно очевидно. Они выстроили лежащую на поверхности систему экономических наказаний за независимость, если можно так выразиться. Она подчиняется простому правилу: бить по тем секторам, от которых они от нас не зависят. И если бить, то бить по полной. Понятно, что там, где наши энергосырьевые поставки являются значимыми, где прекращение сотрудничества с Россией может оказать болезненное воздействие на их экономику, там они на ограничения не пойдут. Даже сейчас западные «партнеры» говорят: мы отключим от SWIFT некоторые банки, но для определенных операций мы будем включать эту межбанковскую систему. Понятно, что для операций по поставке энергосырьевых ресурсов, которые им нужны.


– Какие последствия для российской экономики будет иметь отключение SWIFT?


– Внутри страны вообще никакого значения SWIFT не имеет. Все расчеты в России организованы ЦБ, есть своя внутрибанковская система расчетов. Тут вообще никакой проблемы нет. Международные расчеты мы тоже способны вести. Профессионалам финансового рынка известны эти схемы. Еще раз говорю, я не буду их озвучивать для нашей же безопасности. Но нам понятно, как можно все выстроить. Более того, определенное количество таких систем и сейчас функционируют. Ими просто надо воспользоваться.


Дополнительно в кратчайшие сроки надо окончательно запустить цифровой рубль. Плюс – не стоит забывать про возможности криптовалюты. С этим инструментарием никакие американские санкции нам не страшны. Как использовать крипту в расчетах мы тоже знаем, всю схему уже проработали, прописали в наших предложениях, и представили президенту ТПП РФ Сергею Катырину. Там все понятно, надо все это делать.

Думаю, что в течение достаточно короткого времени вся система расчетов будет выстроена. Да, это усложняет работу предприятий, придется воспользоваться некоторыми старыми системами расчетов, которые тяжеловесны для нынешних кредитно-финансовых организаций, расчеты будут, возможно, не такими быстрыми. Но все это рабочие варианты. Никакой катастрофы нет. Внутри страны вообще от отключения SWIFT нет проблем.


Проблема лишь в том, что мы последние годы активно стимулировали наших предпринимателей выходить на внешние рынки, не заботясь о безопасности расчетов на случай кризисных отношений с западными странами. Многие вышли, и сейчас, естественно, у них возникнут проблемы.


Осложняет ситуацию и огромная доля импорта. В 2021 году стоимость поставок зарубежной продукции в Россию составила более 300 млрд долларов – это огромная сумма, и мы не может одномоментно отказаться от этих товаров, потому что заказчиками импорта являются наши предприятия, у которых от зарубежных комплектующих зависит собственное производство. Теперь им придется приспосабливаться и находить варианты импортозамещения.


– Что можете сказать об уже принятых ЦБ ответных мерах?


– Принятые ЦБ меры о повышении ключевой ставки до 20% и обязательной продаже 80% валютной выручки экспортеров – все это, конечно, создаст проблемы нашим производителям, но и приведет к определенной стабилизации ситуации на валютном рынке. И я не рекомендую россиянам переводить все свои накопления в иностранную валюту, потому что может начаться восстановление рубля.


– А что тогда советуете делать россиянам, которые сейчас хотят сохранить свои накопления?


– Я давно всем рекомендую простейшую триаду, в которой надо хранить свои сбережения. Тогда никакие кризисы не страшны. Треть держите в рублях, треть в иностранной валюте (можно пополам в долларах и евро) и треть в золоте на банковском металлическом счете. Все. Пусть так в кризис никогда не выиграешь, но и не проиграешь. Все время общая курсовая позиция будет нулевой. Ни плюс, ни минус. Зато получите стабильный процентный доход.


Но люди, к сожалению, считают, что все это не про них – всегда есть какая-то надежда на русское авось, люди по неопытности думают, что умнее всех, успеют купить иностранную валюту или продать её выгодно. Как показывает практика, не успеют. Поймите, на форексе до 80-90% операций проигрышных. В разные периоды в зависимости от ситуации игроки рынка терпят огромные убытки. Простым гражданам играть с курсами валют не надо. Это для профессионалов высочайшего класса с огромным кредитным плечом (займом в виде денежных средств или ценных бумаг, предоставляемых трейдеру для заключения сделки – прим. ред.).


– Как считаете, это все ответные меры или будут еще?


– Пока наши ответные меры еще не симметричные. Думаю, что пока просто принят первый пакет. По остальным еще идет отработка. Кстати, мы тоже предложили ЦБ доработать эти меры. Наши предложения заключаются в том, чтобы оставить открытой «форточку» для тех инвесторов, которые работали с Россией, и которые точно захотят работать с Россией после того, как все закончится. Думаю, ЦБ нас услышит. Надо не забывать, что обязательно наступит время, когда надо будет наоборот создавать условия для прихода широких иностранных инвестиций. Поэтому надо, чтобы механизмы работы с иностранными инвесторами сейчас не были сломаны.


– А что будет с ESG? Забываем или продолжаем?


– Я сформулирую свое отношение к ESG в условиях санкций так: надо провести новую реиндустриализацию на основе технологий Индустрии 4.0, соблюдая все требования ESG. В конце прошлого года в ТПП РФ запустили ESG-проект промышленной реновации. Сейчас как раз пришло время на основе этого проекта «Браунфилд» провести глобальную модернизацию наших предприятий, которые достались нам от Советского Союза. Сегодня таких предприятий около 20 тыс. Это крупные промышленные объекты. У нас есть база, она сохранилась как основа для проведения крупнейшей модернизации на основе проектов «Браунфилд». Но надо сразу закладывать в эти проекты реинжиниринг на основе Индустрии 4.0. Тогда мы сможем осуществить эту «промышленную перезагрузку» на уровне мировых стандартов. Поэтому в настоящий момент совершенно точно надо избежать формирования крупных производств на базе устаревшей технологии. Если уж делать, то делать по-настоящему, соблюдая ESG-стандарты.


Беседовала и подготовила Ксения Ширяева