Регионы России ESG

Деклиматизация от России: энергопереходу быть или нет?

Энергетика

Работа по сокращению парниковых выбросов продолжается, хотя и в текущих обстоятельствах между чистым и дешевым топливом выбирают последнее


Сейчас, когда Россия сталкивается с экономическими санкциями, разговор о климатических вызовах теряет для нашей страны всякую актуальность. Системная оппозиция – коммунисты и социалисты – актуализировали свою повестку по поводу выхода России из Парижского соглашения по климату. Тем не менее наша страна от своих обязательств по сдерживанию глобального потепления не отказывается. Но аналитики уже говорят о том, что в нынешних условиях общая задача в рамках сокращения выбросов парниковых газов – переход на углеродную нейтральность – вышла из международной повестки.


Из доклада Аналитического центра при Правительстве РФ по энергетическим трендам стало понятно, что сопутствующий экономической войне новый виток энергетического кризиса угрожает не только российской энергетике в целом и ее «зеленому» сегменту в частности, но и темпам глобального энергоперехода. Главный советник руководителя правительственного аналитического центра, профессор Высшей школы экономики Леонид Григорьев обратил внимание, что текущая ситуация отличается от обычной.


«В обычных условиях рост цен на традиционные энергоносители стимулирует их замещение на ВИЭ. В текущем периоде ситуация сложнее: практически все международное сотрудничество оказалось под угрозой, в частности – программы в рамках климатической повестки, что может привести к росту спроса на традиционные энергоносители», – приводят в докладе слова профессора Григорьева.

По сути, вся «зеленая» экономика строится на отказе от угля – грязного топлива, использование которого и считают основным виновником глобального потепления. Но при всех своих выбросах, сжигание угля дает самую дешевую энергию. А это в условиях турбулентного времени становится важнее достижения общемировых целей с перспективой 10–30 лет.


Геополитическая напряженность и высокий спрос на электроэнергию обеспечил рост ценовых индексов на уголь в Европе и Азии в феврале 2022 г. – индекс API 2 вырос на 16,3% м/м, сообщается в докладе Аналитического центра при Правительстве РФ. Так, в Германии с 1 по 22 февраля среднесуточная генерация ТЭС на твердом топливе превысила среднее значение за предыдущий год на 30,6%. Хотя ранее Берлин активно заявлял о полном отказе от угольной генерации к 2038 г.: планировал в 2022 г. закрыть еще семь угольных электростанций, а последнюю должен был остановить в 2025 г. Но ситуация изменилась, и планы по энергопереходу оказались задвинуты в долгий ящик до лучших времен.


О планах энергоперехода сегодня говорят без оптимизма. В отчете о выбросах парниковых газов за 2021 г. от Международного энергетического агентства (МЭА) зафиксирован, к сожалению, рост эмиссии CO2-экв в мировом энергетическом секторе – вырос на 6% и достиг исторического максимума в 36,3 млрд тонн. Причем более 40% годового прироста выбросов пришлось на угольную генерацию, эмиссия от которой в результате достигла 15,3 млрд тонн СО2-экв, что на 200 млн тонн выше максимума, зафиксированного в 2014 г. В этой связи большие надежды на влияние климатической повестки на мировую энергетику не испытывают ни аналитики МЭА, ни консультанты британской компании «Ernst & Young (EY)», которая решила продолжать свою российскую практику в качестве самостоятельной группы компаний.


«Ожидать каких-либо кардинальных перемен в ближайшие несколько лет, пожалуй, не стоит (такого же мнения придерживается и МЭА). Сегодня мировая экономика сталкивается с множеством проблем, включая нарушение цепочек поставок, раскручивание инфляционной спирали, продолжающийся рост цен на сырье и т.д. Все это находит отражение в прогнозе роста ВВП на 2022 г.: с начала марта некоторые финансовые организации понизили его на 0,3–1 п.п. Потребители же будут делать выбор в пользу дешевой энергии, которую в большей степени может обеспечить уголь. Конечно, его цена тоже остается высокой, но все же сохраняется на нижнем уровне «ценового конверта», в то время как газ уже в июле прошлого года вышел за его верхние пределы», – заявляет в своем энергодайджесте EY.


Спецоперация на Украине повлияла на развитие климатической повестки, сделав проблемы глобального потепления менее актуальными. Но еще до начала известных событий – в начале января 2022 г. министр экономики и защиты климата Германии Роберт Хабек признал, что среднесрочные цели по сокращению выбросов парниковых газов (в 2022–2023 гг.) могут быть не достигнуты. Он же обозначил детали нового климатического пакета, который сформировало новое правительство для ускорения «зеленого» перехода – немцы от своих обязательств по сохранению климата не отказались. Стремление Германии к углеродной нейтральности к 2045 г. потребует доведения доли альтернативных возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в генерации электроэнергии страны до 80% к 2030 г. (против около 42% в 2021 г.). В этой связи многие меры нового пакета нацелены на дальнейшее стимулирование ВИЭ – объясняется в мониторинге внешних климатических вызовов для России за I квартал 2022 г. от Центра стратегических разработок (ЦСР).


Более того, Германия в конце января начала активно продвигать идею развития международного климатического клуба на базе «Большой семерки», где, кстати, с 2022 г. стала председательствовать. Как уточняется в мониторинге внешних климатических вызовов для России от ЦСР, как таковая концепция «климатического клуба» была предложена нобелевским лауреатом по экономике 2018 г. американцем Уильямом Нордхаусом. Предполагается, что члены такого клуба возглавляют усилия по противодействию климатическим изменениям, гармонизируют свои цели по сокращению выбросов парниковых газов и используют для их достижения углеродное ценообразование, а те страны, которые не вошли в клуб, ухудшают конкурентные позиции, например, вследствие распространения трансграничных углеродных сборов среди членов клуба.


И ставший в декабре канцлером Германии Олаф Шольц заблаговременно, еще в августе 2021 г., сформулировал модель «A-B-C» для климатического клуба, где:


A. (ambitious) отвечает за амбициозность: все члены клуба должны взять обязательства по достижению углеродной нейтральности к 2050 г. и установить сильные промежуточные цели;


B. (bold) отвечает за бескомпромиссность: страны согласуют минимальную цену на углерод и предпринимают скоординированные действия для предотвращения «утечки углерода»;


C. (cooperative) отвечает за кооперацию: клуб остается открытым для всех стран, реализующих эффективную климатическую политику.


Для создания климатического клуба Шольц предлагает ориентироваться на опыт ЕС и заключить соглашения. И пока этот клуб еще не создан, но предложение от председательствующей в G7 страны выглядит существенно. Инициатива будет обсуждаться в течение года на министерских встречах «Группы семи». Кстати, Европейский Совет в создании климатического клуба видит одну из мер по развитию международной повестки углеродного регулирования, где особенно значимо будет взаимодействие с третьими странами. Предполагается, что в клубе будут обсуждать вопросы регулирования выбросов и углеродного ценообразования.


«При этом концепция климатического клуба является достаточно широкой, и как его можно реализовать на практике – вопрос открытый. В жестком варианте, с ценой на углерод, его, по оценкам европейских же экспертов, трудно организовать как технически, так и политически, так как он может нарушить переговорный процесс Рамочной конвенции ООН об изменении климата и усилить разрыв между бедными и богатыми странами. Кроме того, для успешности такого клуба необходимо привлечь к нему крупнейших эмитентов развивающегося мира», – комментируют эксперты ЦСР в мониторинге внешних климатических вызовов для России за I квартал 2022 г.


Предотвращение так называемой «утечки углерода» планируется проводить за счет переноса углеродоемких производств в страны, не входящие в ЕС. Понятно, что от планов по сокращению объема выбросов углерода на 55% к 2030 г. коллективная Европа не отказывается. В марте Европейский Совет одобрил механизм трансграничного углеродного регулирования (СВАМ), который разработан таким образом, чтобы функционировать совместно с системой торговли выбросами ЕС и дополнять ее в части регулирования импортных товаров. В основу утвержденного механизма пока легло предложение Еврокомиссии от 14 июля 2021 г. В феврале европарламентарии хотели ужесточить механизм в части охвата и сроков внедрения трансграничного углеродного регулирования, однако пока от жесткого сценария решено было отказаться.

Как и предполагалось, первоначально CBAM будет распространен на следующие сектора: цемент, алюминий, удобрения, производство электроэнергии, железо и сталь. При этом Европейский Совет решил централизовать управление CBAM в тех областях, где это целесообразно. Например, на уровне ЕС будет создан единый реестр импортеров. Также теперь предусмотрен минимальный порог, который освободит от обязательных выплат импортные партии стоимостью меньше 150 евро.


Обострение ситуации на Украине уронило цену на квоты на выбросы парниковых газов в ЕС до 55 евро/т СО2-экв., когда в начале года демонстрировала стабильный рост до рекордной отметки в 95 евро/т СО2-экв. И это несмотря на высокие цены на ископаемое топливо. После резкого падения квоты в течение марта смогли восстановиться до уровня 80 евро/т СО2-экв., но неопределенность на рынке продолжает сохраняться, взвешивают риски эксперты ЦСР.


Чтобы разобраться с потенциалом угрозы для России от вызовов продолжающейся климатической повестки, «Регионы России» связались с руководителем направления «Климат и зеленая энергетика» ЦСР Ириной Поминовой.


«С резким ужесточением «традиционных» санкций проблема трансграничного углеродного сбора ЕС для российских экспортеров несколько утратила остроту, но в целом она сохраняется. Планируется, что европейское трансграничное регулирование будет вводиться поэтапно: с 2023 г. компании должны будут раскрывать отчетность по выбросам парниковых газов, а с 2026 г. последует сам сбор. Ряд других стран – США, Канада, Великобритания – также рассматривают введение трансграничных углеродных сборов, но едва ли они будут реализованы быстрее, чем в ЕС», – комментирует руководитель направления «Климат и зеленая энергетика» ЦСР Ирина Поминова.


Эксперт отмечает, что ЕС позиционирует трансграничное углеродное регулирование как механизм выравнивания конкурентных условий: европейские компании уже платят за выбросы парниковых газов, а многие внешние поставщики – нет. Кроме того, ожидается, что такое регулирование будет способствовать продвижению «зеленой» повестки в мире.

На вопрос «Регионов России» о реализации самого жесткого сценария, когда Европа начнет чинить противодействие России и на рынке углеводородных квот, руководитель направления «Климат и зеленая энергетика» ЦСР Ирина Поминова успокоила, что даже в таком случае торговать выбросами парниковых газов Россия сможет.


«Вопрос – для каких целей и на каком уровне. Дело в том, что возможности торговли выбросами достаточно разнообразны. Существуют международные механизмы – сейчас как раз запускаются механизмы Парижского соглашения. С кем торговать – это решение добровольное, но сама идея торговли выбросами направлена на то, чтобы использовать наиболее доступные варианты сокращения выбросов», – считает эксперт Ирина Поминова


Она также напомнила, что в России стартовал накануне первый в стране эксперимент по углеродному регулированию в Сахалинской области. Он предполагает, что регулируемые организации смогут торговать квотами между собой.


Но даже в текущих условиях, на треке перехода к углеродной нейтральности, у нашей страны новые экономические возможности сохраняются. Так, еще в 2021 г. в Китае – крупнейшем мировом эмитенте парниковых газов – была запущена национальная система торговли квотами. На ее разработку ушло около 10 лет. За это время была подготовлена база нормативных актов и законов, углеродной отчетности компаний, проведены запуски региональных пилотных программ. Текущий охват национальной системы составляет почти 4,5 млрд тонн CO2-экв., что приблизительно соответствует 40% от общего объема производимых выбросов в Китае.


В июле 2021 г. Министерство экологии и окружающей среды Китая опубликовало законодательство, позволяющее начать торговлю квотами на Шанхайской экологической и энергетической бирже. Стартовая цена на продажу квоты 16 июля составила 48 юаней / т CO2-экв. (7,8 долл.), а в конце года она достигла 54,2 юаня / т CO2-экв. (8,5 долл.), что на 13% выше. Также в 2021 г. продолжалась торговля добровольными углеродными кредитами на Пекинской экологической бирже.


Таким образом, развивая свою систему углеродного квотирования, мы можем реализовывать экологические проекты вместе с китайскими инвесторами, развивая инфраструктуру и сохраняя или даже восстанавливая экологию собственной страны.