Регионы России ESG

«Мы понимаем остроту момента и готовы предлагать свои проекты». Оксана Косаченко о переходе благотворительности в бизнес и включенности регионов в ESG-повестку

Интервью ESG

Мир стремительно меняется, настраивая рельсы глобального развития на будущее благоденствия, где производство не вредит экологии, а бизнес – помогает нуждающимся и содействует государству в решении социальных проблем. Старший инвестиционный директор инвестиционной компании АФК «Система», президент благотворительного фонда «Система» Оксана Косаченко в интервью «Регионам России» рассказала, как у бизнеса уже не осталось шансов уйти от ответственности в решении вопросов экологии и общества.  


Многие говорят, что благотворительность два года назад и сейчас – две разные вещи. На ваш взгляд, насколько сильно все изменилось за последнее время?


– Могу отвечать только за себя. Я в благотворительности с 1 мая 2020 года. И могу констатировать, что она перестает быть филантропией в привычном понимании. Это обусловлено потребностями общества. Сегодня быть благотворителем – это не просто делать добрые дела и приносить пользу людям. Благотворительность стала бизнесом, приносящим свою прибыль. Теперь это отдельная индустрия, в которой намечены три непротиворечащих друг другу течения.


В первом случае мы говорим о частных фондах, которые занимаются удовлетворением интересов своих учредителей. На то они и частные, что отвечают на запрос конкретных лиц. И это нисколько не мешает им инвестировать в музеи, театры и т.д.

Второе направление фандрайзинговое, которое занимается поиском и привлечением финансирования на социальные бизнес-проекты. Фонды, занимающиеся сбором пожертвований, сегодня на слуху. В силу того, что они привлекают к себе таких знаменитостей, как актер Константин Хабенский, актриса Чулпан Хаматова. Зачастую такие благотворительные организации решают как вопросы частного порядка, так и конкретных детей и семей, которым требуется помощь.


Но существует огромный незамеченный никем кластер, который часто называется корпоративной социальной ответственностью (КСО или ответственный бизнес). В рамках этой концепции организации учитывают интересы общества, возлагая на себя ответственность за влияние своей деятельности на фирмы и прочие заинтересованные стороны. Механизм работы ответственного бизнеса реализуется двумя способами. С одной стороны, могут быть сформированы отделы корпоративной социальной ответственности внутри компании. С другой стороны, если компания достаточно крупная и разнопрофильная, то создается фонд, который объединяет интересы всех компаний, входящих в группу. И АФК «Система» занимается благотворительностью именно таким образом, поскольку мы огромны. Это бизнес, так как социальная деятельность компании может оказывать влияние на капитализацию, то есть повышать стоимость её акций или понижать её.


Оксана Павловна, чем занимается благотворительный фонд «Система»?


– Наш фонд занимается социальными инвестициями, сопряженными с корпоративной ответственностью. Грубо говоря, мы рассчитываем, какая потребуется помощь от благотворительности и филантропии в конкретном бизнесе, в отдельном регионе. И предлагаем свою инициативу. Наше предложение подразумевает абсолютное сканирование бизнес-процессов каждой компании и трендвочинг, т.е. практику регулярного отслеживания потребительских и индустриальных трендов, включая оценку и прогнозирование бизнес-факторов. Мы готовим комплексные предложения для бизнеса с точки зрения экологии и социальной ответственности. Сейчас компании активно интегрируются в ESG-повестку, а мы готовы предложить набор инструментов для её реализации. В том числе у фонда есть проект «Лифт в будущее», образовательная онлайн платформа, которая помогает школьникам и студентам развить свои профессиональные навыки и найти первую работу.



Почему важно, чтобы регионы именно сейчас встали на ступеньку устойчивого развития?


– На мой взгляд, устойчивое развитие – это глобальная повестка и наши национальные приоритеты. Об этом неоднократно было сказано с высоких трибун как президентом Владимиром Путиным, так и премьер-министром Михаилом Мишустиным. И в первую очередь – это декарбонизация всей российской экономики, которая невозможна без уменьшения углеродного следа. А сократить выбросы мы можем только за счет экологичных инициатив. Да, мы не можем сейчас в одночасье закрыть наши заводы и прекратить выпускать автомобили с двигателем внутреннего сгорания. И свою энергетику мы пока не в состоянии сделать полностью «зеленой». Но мы можем выработать компенсаторные механизмы. Скажу больше, это наша прямая обязанность, продиктованная временем. И сейчас это особенно важно для регионов.


Мы понимаем остроту момента и готовы предлагать свои проекты, которые помогут решить проблемы, связанные с переходом на углеродную нейтральность. Уже в ряде субъектов федерации бизнес работает в связке с властью, решая общие задачи по достижению целей устойчивого развития. А там, где администрация и предприниматели смогли найти общий язык, возникают новые возможности для реализации всякого рода некоммерческих вещей.


А губернаторы уже включились в ESG-повестку?


– А у них вариантов нет. Большой бизнес уже в этой повестке. Поэтому если им требуется взаимодействие с крупными производствами, корпорациями, то они просто вынуждены учитывать цели устойчивого развития.


Оксана Павловна, как считаете, в достижении целей устойчивого развития достаточно регулирования на региональном уровне?


– Нет, если сейчас губернаторы будут работать кто в лес, кто по дрова, то ни к чему хорошему это не приведет. В России на протяжении последних лет выстраивается системная работа по ESG-принципам. На федеральном уровне в этом направлении активно работает правительство и Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), где действуют комитеты по климатической политике и углеродному регулированию, по корпоративной социальной ответственности и устойчивому развитию. Сейчас дело за регионами – им нужно внедриться в ESG-повестку своевременно. И вовремя найти то, что нужно. Не принимать решения наобум, а подбирать рабочий инструмент, который будет на территории максимально эффективен.


А с Москвой вы работаете?


– Мы работаем только с регионами, в Москве у нас проектов никаких нет. Зато в Санкт-Петербурге мы плотно сотрудничаем с Русским музеем, где до пандемии запустили серию инклюзивных проектов для людей с нарушениями слуха и зрения, по сути, запустили первый в России тактильный музей. А после снятия карантинных мер для соблюдения рекомендаций Роспотребнадзора мы передали Русскому музею тепловизионные комплекты и бесконтактные сканеры.


1 декабря АФК «Система» подписала соглашение с МГУ. Скажите, речь о бизнесе, благотворительности или инвестициях в знания?


– Это огромный пласт работы, который мы проделываем в образовании. Грубо говоря, всю деятельность благотворительного фонда «Система» можно считать инвестициями в человека. Что касается сотрудничества с Московским государственным университетом имени М.В. Ломоносова, то для нас это более важная миссия. Мы совместно создаем Центр проектирования и разработок в области электронной компонентной базы, водородной энергетики и космических технологий. Для нас это серьезный инвестиционный продукт, и мы рассчитываем, что на площадке университета при помощи и использовании тех знаний, что есть у АФК «Система», появится целый научный кластер для студенчества. Наша цель – объединить юные молодые умы актуальными проектами. Поэтому нельзя сказать, что это только социальная инвестиция. Отчасти это создание бизнеса для них, вовлечение студентов и молодых ученых в предпринимательскую деятельность.



АФК «Система»  одна из самых высокотехнологичных корпораций, которая с первых дней делала ставку на технологии. Понятно, что вы ушли гораздо дальше, чем большинство российских компаний. Скажите, а вы готовы делиться своим опытом и наработками с другими?


– А уже не получится разбежаться по углам. Последняя и самая главная цель устойчивого развития провозглашает глобальное партнерство, что подразумевает взаимодействие на всех уровнях во имя достижения поставленных целей. Действительно АФК «Система» – это высокотехнологичная корпорация. Именно поэтому мы не боимся подключаться к такой сложной теме, как водородная энергетика – в марте мы заключили соглашение с Институтом проблем химической физики Российской академией наук (ИПХФ РАН) о создании в Черноголовке (Московская область) передового всероссийского научно-технологического центра для проведения исследований и разработок в области водородной энергетики. Мы активно коллаборируем с основными «мозговыми центрами» страны, а в декабре в числе 30 ведущих российских компаний также вошли в только сформированный Национальный ESG-альянс. Мы открыты к сотрудничеству.  


Насколько важно сегодня объединение совместных усилий и публичное провозглашение приверженности ESG-принципам?


– Мне кажется, продвижение и разговоры о том, что компания является приверженцем и реализует повестку устойчивого развития, очень важны и могут существенно повлиять на будущее организации. Даже маленькие примеры реализации этих проектов всегда благоприятно сказываются на дальнейших переговорах с инвесторами: если они понимают, чем занимается фирма, то они готовы вкладываться. Однако так получилось, что инвесторы воспринимают только язык цифр. Поэтому продемонстрируйте им свою динамику, сравните показатели с предыдущими годами и выберите для себя релевантные цели устойчивого развития. И тогда они будут понимать, что ваша компания стоит их вложений.


Скажите, а есть ли в России сейчас такие инвесторы, которые готовы терпеть убытки из-за ожиданий, что их вложения принесут большую пользу в будущем? Есть ли у нас устойчивые инвесторы?


– Такие инвесторы есть. Это поколение Z или зумеры. Больше половины россиян, родившихся после 2000 года, согласны меньше зарабатывать, но работать на организацию, включенную в экологическую повестку. В магазинах мы видим этих молодых ребят, которые ходят с шопперами и подробно рассматривают этикетки товаров. Бумеры, послевоенное поколение, рожденное до 1964 года, росли с другими целями: им надо было найти, где поесть. Они получали еду по талонам. Ранние миллениалы тоже застали этот период. У зумеров такой проблемы нет. Они живут в период относительного благополучия, в тот период, когда на первое место вышло обсуждение социальных вопросов. Поэтому они и являются сегодня теми инвесторами, которые вкладываются в будущее.