Регионы России ESG

Ольга Чернокоз: Устойчивый – неустойчивый 2021 год

ESG

Закончился 2021 г. Начался 2022-й. Смена одного года на другой именно в конце декабря – вещь условная, но за то время, что существует традиция празднования Нового года зимой, наш мозг привык подводить некоторые итоги года с появлением первого снега. В некотором смысле это дисциплинирует, дает опору в пространстве. А в конечном итоге – программирует на движение к цели.

Одно из важнейших событий года 2021-го, как и 2020-го, – ковид. Да, уже кириллицей и с маленькой буквы, потому что в этом году он стал чем-то постоянным, неизменным спутником нашей жизни. Пришло осознание, что это если не навсегда, то точно надолго.



Хотим мы того или нет, ковид меняет мир, страны, да и каждого человека в отдельности. Например, Западу пришлось проверять на прочность свою идеологию – демократия никогда за последние 100 лет не была так близка к дискредитации. Демократические ценности оказались под серьезным натиском антиковидных мер. Европейский союз стал терять свою основную функцию – объединения. Каждая страна выживала сама по себе, одна, закрывая границы, ограничивая перемещение людей.

Для авторитарных режимов ковид стал проверкой на прочность и доверие населения.

Такие государства пошли по пути ужесточения режима и массовой принудительной вакцинации. При этом показывая невероятные успехи в борьбе с пандемией.

Россия, которая, как всегда, где-то посередине между Западом и Востоком, тоже столкнулась с недоверием населения к власти в вопросах борьбы с ковидом. Вакцинация шла медленно и неохотно. Изобретательные россияне легко обходили правила о QR-кодах и ПЦР-тестах, призванных повышать темпы вакцинации.



Но вот вопрос – почему свободолюбивые европейцы часами стояли в очередях на вакцинацию и стремились привиться как можно скорее, а россияне объявили негласный саботаж вакцинной кампании правительства? Стоит ли говорить, что люди в Кремле были очень удивлены такому повороту событий.

Хотя причина очевидна – все то же самое невысокое доверие россиян к власти, а главное – к ее медико-фармацевтическому блоку. С начала пандемии это чувство выросло настолько, что даже президент с призывами к вакцинации не смог перебить этот тренд.

Какие же выводы можно сделать из событий, произошедших в 2021 г.? Сверхидея демократии, кажется, больше не пользуется популярностью в мире. Зато незаметно стала набирать обороты новая идея – устойчивого развития, которая во многом даже противоречит демократии и прежнему укладу рынка, управления и политики.

Еще год назад в России никто не знал, что такое ESG. Но этот тренд, который поддерживает весь мир, уже активно проникает и в нашу страну. Прошлый номер журнала был посвящен устойчивому развитию и ESG-повестке. В этом номере мы решили продолжить тему.

На мой взгляд, это долгосрочный тренд, на десятилетия. Тема хорошо проработана и находит отклик у людей. К ней невозможно относиться негативно – она про все хорошее – экологию, энергетическую безопасность, социальную справедливость, этику, борьбу с коррупцией. Вопрос о том, кому это нужно и кто на этом может заработать, – уже вторичен. Наш мир весьма материален, и «чистые» идеи здесь, конечно, не выживают. Интересанты есть.

В России к теме устойчивого развития отношение скептическое – это и понятно, мы сырьевая страна. Переход, пусть и постепенный, к чистой энергетике как минимум может угрожать российской экономике. Но жизнь уже толкает и будет толкать в этом направлении и нашу страну. Возможно, это поможет сохранить лучшее, что создано, и создать и развить то, чего в нас так до сих пор и нет… Одно можно сказать точно – нас ждет десятилетие перемен, хотим мы этого или нет.